Воланд значение имени


ВОЛАНД

- центральный персонаж романа М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита» (1928-1940), дьявол, явившийся в «час жаркого весеннего заката на Патриарших прудах», чтобы справить тут, в Москве, «великий бал сатаны»; ставший, как ему и полагается, причиной многих необычайных событий, которые произвели смуту в мирной жизни города и доставили немало беспокойства его обитателям. В процессе создания романа образ В. играл ключевую роль. Этот персонаж был отправным пунктом художественного замысла, который затем претерпел множество изменений. Будущий роман о Мастере и Маргарите зачинался как «роман о дьяволе» (слова Булгакова из его письма «Правительству СССР», 1930). В ранних редакциях В., еще не нашедший своего имени, называемый то герр Фаланд, то Азазел, был главным лицом, поставленным в центре повествования. На это указывают едва ли не все варианты названия романа, отмеченные в рукописях с 1928 по 1937 год: «Черный маг», «Копыто инженера», «Консультант с копытом», «Сатана», «Черный богослов», «Великий канцлер», «Князь тьмы» и др. По мере того как расширялась «даль свободного романа» (получила развитие «античная» линия, появились Мастер и Маргарита, а также многие другие лица), В. утрачивал функцию героя. В «окончательной» редакции он был оттеснен с главных ролей и стал тритагонистом сюжета, после Мастера и Маргариты, после Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата. Утратив верховенство в иерархии образов, В. тем не менее сохранил очевидное первенство с точки зрения сюжетного присутствия. Он участвует в пятнадцати главах романа, тогда как Мастер появляется только в пяти, а Иешуа лишь в двух главах. Имя В. автор почерпнул из «Фауста» Гете: возглас Мефистофеля «Plate! Junker Voland kommt» («Дорогу! - черт идет!»; перевод Н.А.Холодковского; сцена «Вальпургиева ночь»). Источником образа для Булгакова послужила книга М.Н.Орлова «История сношений человека с дьяволом» (1904), а также статьи о сатане, о демонологии «Энциклопедического словаря» Брокгауза и Ефрона. Литературная генеалогия В. весьма обширна. Среди его предшественников обычно называют Сатану Мильтона, Мельмота-скитальца Метьюрина; самый же близкий прообраз - Мефистофель трагедии Гете и оперы Гуно. (Ироническая идентификация В. как сатаны в разговоре между Мастером и Иваном Бездомным. Последний не смог распознать в «иностранце» дьявола, потому что никогда не слышал оперу «Фауст».) Если, однако, Мефистофель лишь «слуга великого Люцифера», то В. - главное лицо Среди сил тьмы, сам Люцифер, принявший другое имя. В изображении дьявола писатель использовал некоторые традиционные атрибуты, эмблемы, портретные описания: хромота, косоглазие, кривой рот, черные брови - одна выше другой, трость с набалдашником в виде головы пуделя, берет, лихо заломленный на ухо, правда, без пера, и проч. Тем не менее булга-ковский В. существенно отличается от образов сатаны, запечатленных художественной традицией. Как показывают исследования, эти отличия усиливались от одной редакции к другой. «Ранний» В. был намного ближе к традиционному типу искусителя, ловца человеческих душ. Он совершал святотатства и требовал кощунственных действий от других. В «окончательном» варианте эти моменты исчезли. Своеобразно интерпретируется Булгаковым провокация дьявола. Традиционно сатана призван спровоцировать все темное, таящееся в душе человека, как бы разжечь его. Смысл провокаций В. - исследование людей, каковы они на самом деле. Сеанс черной магии в театре-варьете (классическая провокация) обнаружил в собравшихся там зрителях как дурное (алчность), так и хорошее, показав, что милосердие иногда стучится в людские сердца. Последний вывод, убийственный для сатаны, булгаковского В. нисколько не уязвляет. Мессир В., как его почтительно именует свита, состоящая из ломаки-регента Коровье-ваУФагота, демона Азазелло, кота Бегемота и ведьмы Геллы, - отнюдь не богоборец и не враг роду человеческому. Вопреки ортодоксальному толкованию, отказывающему дьяволу в истине, ибо «он ложь и отец лжи» (Иоанн, VII, 44), В. причастен к истине. Он безусловно различает добро и зло: обычно же сатана - релятивист, для которого эти понятия относительны. Более того, В. наделен властью наказывать людей за зло, ими совершенное; сам ни на кого не клевещет, зато карает клеветников и доносчиков. На всем протяжении романа В. не пытается улавливать души. Не нужны ему и души Мастера с Маргаритой, к которым он проявил столько бескорыстного участия. Строго говоря, В. не дьявол (греч. §1сфоХо^ значит «разбрасывающий»), понимаемый как злая воля, разъединяющая людей. В. решительно вторгается в судьбу Мастера и Маргариты, разлученных волею обстоятельств, соединяет их и находит им «вечный приют». Столь явное преступление дьявольских полномочий Булгаков обозначил в эпиграфе романа, взятом из «Фауста» Гете: «Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Философско-религиозным источником образа В. явилось дуалистическое учение мани-хейцев (III-XI вв.), согласно которому Бог и дьявол действуют в мире, выражаясь словами романа, каждый по своему ведомству. Бог повелевает горними сферами, дьявол распоряжается на земле, верша справедливый суд. На это указывает, в частности, сцена В. с глобусом, на котором тот видит все происходящее в мире. Следы манихейской доктрины явно обнаруживаются в диалоге В. с Левием Матвеем на крыше дома Пашкова. В ранней редакции решение судьбы Мастера и Маргариты поступало к В. в форме приказа, который приносил «неизвестный вестник», появившийся под шорох летящих крыльев. В окончательном варианте Ле-вий Матвей передает просьбу наградить Мастера и его возлюбленную покоем. Два мира, света и тени, сделались, таким образом, равноправными. (лит. герои)

slovar.cc

Значение слова ВОЛАНД

ВОЛАНД - центральный персонаж романа М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита» (1928-1940), дьявол, явившийся в «час жаркого весеннего заката на Патриарших прудах», чтобы справить тут, в Москве, «великий бал сатаны»; ставший, как ему и полагается, причиной многих необычайных событий, которые произвели смуту в мирной жизни города и доставили немало беспокойства его обитателям. В процессе создания романа образ В. играл ключевую роль. Этот персонаж был отправным пунктом художественного замысла, который затем претерпел множество изменений. Будущий роман о Мастере и Маргарите зачинался как «роман о дьяволе» (слова Булгакова из его письма «Правительству СССР», 1930). В ранних редакциях В., еще не нашедший своего имени, называемый то герр Фаланд, то Азазел, был главным лицом, поставленным в центре повествования. На это указывают едва ли не все варианты названия романа, отмеченные в рукописях с 1928 по 1937 год: «Черный маг», «Копыто инженера», «Консультант с копытом», «Сатана», «Черный богослов», «Великий канцлер», «Князь тьмы» и др. По мере того как расширялась «даль свободного романа» (получила развитие «античная» линия, появились Мастер и Маргарита, а также многие другие лица), В. утрачивал функцию героя. В «окончательной» редакции он был оттеснен с главных ролей и стал тритагонистом сюжета, после Мастера и Маргариты, после Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата. Утратив верховенство в иерархии образов, В. тем не менее сохранил очевидное первенство с точки зрения сюжетного присутствия. Он участвует в пятнадцати главах романа, тогда как Мастер появляется только в пяти, а Иешуа лишь в двух главах. Имя В. автор почерпнул из «Фауста» Гете: возглас Мефистофеля «Plate! Junker Voland kommt» («Дорогу! - черт идет!»; перевод Н.А.Холодковского; сцена «Вальпургиева ночь»). Источником образа для Булгакова послужила книга М.Н.Орлова «История сношений человека с дьяволом» (1904), а также статьи о сатане, о демонологии «Энциклопедического словаря» Брокгауза и Ефрона. Литературная генеалогия В. весьма обширна. Среди его предшественников обычно называют Сатану Мильтона, Мельмота-скитальца Метьюрина; самый же близкий прообраз - Мефистофель трагедии Гете и оперы Гуно. (Ироническая идентификация В. как сатаны в разговоре между Мастером и Иваном Бездомным. Последний не смог распознать в «иностранце» дьявола, потому что никогда не слышал оперу «Фауст».) Если, однако, Мефистофель лишь «слуга великого Люцифера», то В. - главное лицо Среди сил тьмы, сам Люцифер, принявший другое имя. В изображении дьявола писатель использовал некоторые традиционные атрибуты, эмблемы, портретные описания: хромота, косоглазие, кривой рот, черные брови - одна выше другой, трость с набалдашником в виде головы пуделя, берет, лихо заломленный на ухо, правда, без пера, и проч. Тем не менее булга-ковский В. существенно отличается от образов сатаны, запечатленных художественной традицией. Как показывают исследования, эти отличия усиливались от одной редакции к другой. «Ранний» В. был намного ближе к традиционному типу искусителя, ловца человеческих душ. Он совершал святотатства и требовал кощунственных действий от других. В «окончательном» варианте эти моменты исчезли. Своеобразно интерпретируется Булгаковым провокация дьявола. Традиционно сатана призван спровоцировать все темное, таящееся в душе человека, как бы разжечь его. Смысл провокаций В. - исследование людей, каковы они на самом деле. Сеанс черной магии в театре-варьете (классическая провокация) обнаружил в собравшихся там зрителях как дурное (алчность), так и хорошее, показав, что милосердие иногда стучится в людские сердца. Последний вывод, убийственный для сатаны, булгаковского В. нисколько не уязвляет. Мессир В., как его почтительно именует свита, состоящая из ломаки-регента Коровье-ваУФагота, демона Азазелло, кота Бегемота и ведьмы Геллы, - отнюдь не богоборец и не враг роду человеческому. Вопреки ортодоксальному толкованию, отказывающему дьяволу в истине, ибо «он ложь и отец лжи» (Иоанн, VII, 44), В. причастен к истине. Он безусловно различает добро и зло: обычно же сатана - релятивист, для которого эти понятия относительны. Более того, В. наделен властью наказывать людей за зло, ими совершенное; сам ни на кого не клевещет, зато карает клеветников и доносчиков. На всем протяжении романа В. не пытается улавливать души. Не нужны ему и души Мастера с Маргаритой, к которым он проявил столько бескорыстного участия. Строго говоря, В. не дьявол (греч. §1сфоХо^ значит «разбрасывающий»), понимаемый как злая воля, разъединяющая людей. В. решительно вторгается в судьбу Мастера и Маргариты, разлученных волею обстоятельств, соединяет их и находит им «вечный приют». Столь явное преступление дьявольских полномочий Булгаков обозначил в эпиграфе романа, взятом из «Фауста» Гете: «Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Философско-религиозным источником образа В. явилось дуалистическое учение мани-хейцев (III-XI вв.), согласно которому Бог и дьявол действуют в мире, выражаясь словами романа, каждый по своему ведомству. Бог повелевает горними сферами, дьявол распоряжается на земле, верша справедливый суд. На это указывает, в частности, сцена В. с глобусом, на котором тот видит все происходящее в мире. Следы манихейской доктрины явно обнаруживаются в диалоге В. с Левием Матвеем на крыше дома Пашкова. В ранней редакции решение судьбы Мастера и Маргариты поступало к В. в форме приказа, который приносил «неизвестный вестник», появившийся под шорох летящих крыльев. В окончательном варианте Ле-вий Матвей передает просьбу наградить Мастера и его возлюбленную покоем. Два мира, света и тени, сделались, таким образом, равноправными. Лит.: Золотоносен М. «Сатана в нестерпимом блеске...» //Литературное обозрение. 1991, № 5; см. также Лит. к статье «МАСТЕР».

Ссылка для форума (bb-код): [url=http://slovarionline.ru/]СЛОВАРИ ОНЛАЙН[/url] | [url=http://slovarionline.ru/literaturnyie_geroi/page/voland.91/]ВОЛАНД[/url]

для сайта или блога: http://slovarionline.ru/literaturnyie_geroi/page/voland.91/

slovarionline.ru

Воланд, Завулон И Волдеморт

Биография Марины Цветаевой. Часть 1

Творчество любого поэта всегда уникально, особенно гениального. Марина Ивановна Цветаева, безусловно, относится к числу последних. Как и под чьим влиянием сформировался ее талант, что было главным в ее поэзии, какая философия лежит в основе ее творчества? Цветаева очень глубокий поэт, сложный и многоплановый. Ее стихи сразу можно узнать по тому, как поэт обращается с языком: она слушает его, проговаривает один и тот же смысл разными словами и звуками, всматривается и вчитывается в каждое слово

Анна Гольц Или В Сочи Не Только Олимпиада

Высказываю свое мнение по поводу комментариев к /и самих публикаций сочинской поэтессы Анны Гольц (она же Анна Хохлова). Я не критик, а всего лишь человек, который имеет право оценивать то, что он видит. И я оцениваю это очень высоко........

От: Sanya22l Культура> Литератураl 06/07/2013 lПоказы: 101

Кнут Гамсун - Двойник Эдварда Мунка. Часть 2

У Кнута Гамсуна была долгая жизнь: родившись в 1859, умер он только в 1952 году. На его глазах Норвегия превращалась из аграрной страны в промышленный регион, рушился сельскохозяйственный уклад, гибла интеллигенция, мелкий предприниматель, разорялся патриархальный строй, близкий Гамсуну с детства, гибла природа. Человек постепенно превращался в винтик огромной машины. Что чувствует человек, попадая в этот беспощадный мир, как ему выжить, не потеряв достоинства? Об этом книги Гамсуна.

Кнут Гамсун - Двойник Эдварда Мунка. Часть 1

Кнута Гамсуна называют норвежским Достоевским. Это не случайно: Гамсун очень похож на русского писателя не только проблемами, но и стилем, и проникновением в тонкий душевный мир человека, и каким-то своеобразным тонким юродством… Эту схожесть отмечают все специалисты и неспециалисты. Гамсун – импрессионист в описании природы; тонкий психолог - в описании отношений между мужчиной и женщиной; глубокий философ – в постановке вечных вопросов о смысле жизни и свободе.

Мой Пушкин

Сколько уже написано слов о Пушкине, а он снова и снова рождается для каждого из нас. Для некоторых он так и остается школьным поэтом, для других – его поэзия становится недосягаемой звездой и мерилом поэтического, для третьих –притягателен внутренний мир Пушкина, его отношение к женщине, России, популярности. Для меня он – скорее третье, потому что стихов не пишу и поэты рождаются не от мира сего, а жизнь проживает каждый и каждый может примерять жизнь поэта на себя.

Поэт Божьей Милостью

Русских народных поэтов, которых любит народ, не так много. Первым на ум приходит Есенин, потом Высоцкий… Сегодня можно говорить еще об одном уникальном, гениальном и по-настоящему народном поэте – Михаиле Анищенко. О нем знают немногие, но те, кто читал его стихи, говорят, что они не просто задевают, залезают под кожу. Знаю по себе: мурашки по коже при первых строчках. Все, кто любит поэзию и болеет душой за Россию, знакомьтесь с великим русским народным поэтом Михаилом Анищенко

Анонс Книги Эрика Берна: «Игры, В Которые Играют Люди»

Анонс книги Эрика Берна: «Игры, в которые играют люди» Берн — знаменитый психолог и психиатр двадцатого века, создал «анализ взаимодействий», который изучает поведение человека в ближайшем его окружении (семья, работа и т.д.). Анализ Э. Берна основывается на определении состояний Эго, задействованных в игре (человек имеет три состояния Эго: родитель, взрослый и ребенок).

От: Ferris Bullerl Культура> Литератураl 24/06/2013 lПоказы: 64

Издать Книгу Стихов

Вы автор стихов, пишете их для себя, друзей… Считаете, что это так… хобби… Может ваш труд достоин внимания общественности и вам стоит принять решение и издать книгу стихов.

От: DPKPressl Культура> Литератураl 18/06/2013 lПоказы: 111

www.rusarticles.com


Смотрите также